Конспирологическое. Итоги апреля

Spread the love

13

обзор за март

Кто стоит за громкими терактами в Новой Зеландии и Шри Ланке и поджогом Нотрдам де Пари? Кто победил на выборах в Израиле — Россия или США? Зачем пытаются рассорить христиан и мусульман? Зачем украинские олигархи избрали президентом комика? Почему Путин не спешит забрать Украину назад?

Возможно вы найдете ответы на эти вопросы в этой статье.

Апрельский обзор
Не лишний раз отмечу, что хороших политических аналитиков у нас в России много ‑ умных, логичных, интуитивных, хорошо и непрерывно образованных, погруженных в предмет на практике, но не ангажированных в бессовестном западном стиле. Поэтому, благодаря коллегам, можно не отвлекаться от более интересной исторической аналитики, и только раз в месяц делать краткий аналитический обзор ключевых событий в контексте исторических трендов. Надеюсь, это позволит взглянуть на события под иным углом и обозначить нюансы, пропущенные уважаемыми коллегами.

Израильские выборы

В точном соответствии с прошлогодним прогнозом, одним из ключевых событий стали выборы в Израиле. До них глобальная политика три с лишним месяца пребывала в своеобразном сюрплясе, а сразу после 9 апреля как будто плотину не то чтоб прорвало, но переполнило и начало размывать. Значимые события посыпались одно за другим.

Означает ли это, что Израиль и его политика действительно настолько влияют на глобальные расклады? Скорее наоборот, речь о решительном влиянии глобальных раскладов на израильскую политику. Потому как очень не хочется расставаться с глобальным политическим статусом любимого сторожевого пса бывшего гегемона. Опять же хочется при этом резком падении глобальной значимости и переходе в региональные державы сохранить лицо. Поэтому израильские политики до последнего делали вид, что в стране идет ух какая решительная драка между ястребами, готовыми бомбить всех соседей или вовсе взорвать раскачивающуюся пороховую бочку, на которой все вместе пытаются усидеть и выжить.

Тем не менее, в более серьезных державах и реальных центрах силы отношение к блефу израильских ястребов было намного спокойнее, чем в самом Израиле и таких же региональных державах. Хотя бы по той причине, что обе коалиции, разыгрывавшие предвыборное шоу, посылали не только закулисные, но и явные сигналы в Белый Дом и Кремль о своей готовности и условной адекватности. Но на всякий случай торговались, а вдруг прокатит — мол, мы тут вас немного попугаем своей показной неадкватностью, а вы нам за свои гарантии нашей безопасности еще и заплатите? Нет? Ну и ладно, тогда мы вам, как обычно, что-нибудь не наше или предложим в обмен, например, уже практически проигранные позиции в Киеве. Шо, тоже не треба? Ну, тогда будем торговаться до упора по поводу коалиции бывших «пиратов» с пролондонскими «менялами», которую и так заранее составили еще до начала выборного шоу.

Разумеется, коалиция победителей над однополярными ястребами в лицах Путина, Трампа и Си вполне могла бы цыкнуть на разбрехавшегося и скулящего цербера. Однако, как это всегда бывает после победы, все мысли участников коалиции заняты предстоящими разборками по поводу дележа добычи и собственных проблем. Поэтому намного проще и выгоднее было использовать блеф израильских экс-ястребов для завершения зачистки и переподчинения своей внутренней политики и новых сфер влияния. Блеф Израиля помог России выстроить в свою пользу компромиссы вокруг Сирии с Ираном и Турцией, а Трампу ‑ восстановить и закрепить баланс во внутренней политике, в путинском стиле используя энергию воспрявших было оппонентов-ястребов.

К этой же предвыборной серии событий следует отнести указ Трампа о «признании» Голанских высот израильскими. Внешне это выглядит как поддержка ястребов и уступка Израилю, хотя фактически играет в плюс Трампу только во внутренней политике США: раскол демократов по линии поддержки/критики Израиля, а также закрепление за собой перед выборами-2020 произраильского ядра «васпов». Для самого же Израиля этот шаг, как продолжение линии на одностороннее признание Иерусалима столицей ‑ означает уход США с позиции модератора ближневосточного процесса и, как следствие, главного гаранта безопасности Израиля. Эта роль переуступлена теперь Кремлю, вернее ‑ той самой коалиции Кремля, Белого Дома и (только вот не Китая, а) глобального проекта лондонских «менял» ОПОП во главе с Си, царствующем, но не правящим в этом проекте подобно английской королеве.

Базель-III

Показательный отказ даже израильских ястребов от последнего шанса на военную эскалацию как технологию глобальной власти ‑ не лишний раз подчеркнул доминирование финансовых технологий власти в глобальной политике. Однако полная победа над предыдущими конкурентами в лице глобальных милитаристов означает неизбежный и непреодолимый раскол в финансово-политическом центре, нарастающую зависимость от другого союзника в лице глобальной сети ведущих «цифровых» спецслужб. Так что побежденные «ястребы» должны быть сохранены в подчинении как противовес более сильному условному союзнику.

Соответственно, в рамках победившей глобальной коалиции трамповские США опираются на ястребов с подрезанными крыльями, «китайский» ОПОП под крылом «менял», а большой евразийский проект Кремля с выходом на Ближний Восток — это в большой степени вотчина и глобальная опора «спецслужбистов». Однако объединяет эти три крыла победившей коалиции общая властная технология финансового контроля.

Условно проигравшей является Европа в роли разыгрываемого «болвана в старом польском преферансе». Хотя именно здесь находится базельский центр Банка международных расчетов, выражающий общие интересы всех банкиров ‑ и «пиратов», и «менял», и теперь уже части банков в полном подчинении финконтроля. Однако именно поэтому базельский центр должен оставаться не вовлеченным в активную глобальную политику, чтобы не подвергаться неизбежным расколам и политическим рискам.

Тем не менее, именно через политически неангажированный на данном этапе базельский центр проведено и реализуется глобальное решение о новых стандартах надежного функционирования банков ‑ так называемый «Базель III». Это глобальное соглашение закрывает целую эпоху доминирования доллара в мировой торговле, то есть по своему значению и политическому уровню равно Бреттон-Вудскому соглашению 1944 года, поэтапно вступившему в силу после победы антигитлеровской коалиции. Однако и тогда тоже ключевое финансовое соглашение оставалось в тени военно-политических событий.

Бреттон‑Вуд завершил лондонскую эпоху «золотого стандарта», подчинив мировую финансовую систему долларовому стандарту ФРС. Хотя уход от золотого стандарта также был постепенным, формально доллар был привязан к золотому содержанию, хотя неформально некому было об этом напомнить вплоть до глобального кризиса и ослабления США в 1960-х годах. После преодоления Штатами кризиса при закулисной поддержке СССР от иллюзии золотого доллара отказались официально в Ямайском дополнительном соглашении к Бреттон-Вуду.

Базель‑III реабилитировал золото как валюту наравне с долларом и другими резервными валютами. Это пока не возвращение к золотому стандарту, и не отказ от доллара как мировой валюты, но констатация невозможности использовать доллар как единую меру стоимости (ЕМС). Также как после ВМВ невозможно было использовать золото как ЕМС, из-за его отсутствия в должном объеме у почти всех субъектов мировой торговли. Переходный период формирования новой ЕМС на базе баланса мировых валют, включая два вида золота («бумажное» и физическое) также будет достаточно долгим и остро конкурентным в форме информвойн.

Отдельные наивные комментаторы «услышали звон» о переносе вступления Базеля‑III на несколько лет. Однако речь идет о продлении сроков перехода на новый стандарт для некрупных банков. Крупные игроки к назначенному сроку 31.03.2019 уже ввели у себя новый стандарт. Такое «продление сроков» вообще является признаком начала активной четверти любого значимого политического процесса. Например, при введении с 1 января 1992 года особого режима «экономической реформы» в РФ и СНГ, для части политических субъектов (условных союзников нового центра) в порядке компромисса продлили позднесоветские стандарты вплоть до кризиса осени 1993 года.

Символы смены эпох

Согласитесь, однако, что замена Бреттон-Вуда и исчерпание роли Израиля как форпоста ястребов ‑ это эпохальные события, не просто уже смены однополярного центра, а смены глобального режима. Наша вполне уже апробированная модель подсказывает, что «смена режима» на данном уровне является одновременно «сменой центра» уровнем выше. Такая каскадная смена политического центра и структуры управления создает сложности для анализа, поскольку признаки смены режима проявляются каждый раз на новом уровне.

Например, после первомартовского послания Путина в 2018 году и ответного ракетного обстрела Сирии, доказавшего отставание американских средств нападения, произошла смена режима на уровне взаимодействия державных политических центров, и соответственно смена глобального политического центра с однополярного на переходный к многополярью. Сейчас смена режима затронула уже не узкий круг политических штабов, а в целом политические элиты великих держав. Не означает ли это также «смену центра» на еще более высоком уровне культурно-исторических процессов?

Определенные признаки для такой оценки апрельских событий имеются. Вовлеченность религиозных центров и символов в большую политику сегодня намного выше, чем год назад. Речь не только о попытке разыграть карту раскола православия в связи с украинскими выборами, завершившейся ожидаемым провалом. Сгоревший Нотр-Дам является столь же «ярким» символом духовной деградации Европы и Запада в целом, как и поражение Фанара в попытке подчинить Западу мировое православие. Даже на Б/У с ее флюгерной элитой проект легализации раскола фактически провалился, лишь усугубив протестное голосование на выборах.

Серия масштабных террористических актов в Новой Зеландии и на Шри-Ланке тоже имеет очевидное антихристианское содержание, даже когда речь идет о нападении неоязычника на мечеть. Кровавый месседж закулисных режиссеров имеет двойную цель ‑ во-первых, поставить под финансово-спецслужбистский контроль последние острова, надеявшиеся использовать сою изоляцию как убежище для части западных элит и капиталов. Бесспорный вывод для западных элит и незападных компрадоров ‑ бежать некуда и нужно учиться ходить строем и дружно грести в указанную сторону из водоворота мирового финансового кризиса.

Весьма спорной будет попытка навязать уже не элитам, а народам второй вывод ‑ о том, что церковь, религия, природный консерватизм не является безопасным убежищем в наше кризисное время. И что нужно присоединиться к дружно шагающим «левой-левой» назначенным в фельдфебели «нон-конформистам» из старательно выращенной антихристианской коалиции ЛГБТ, ИГИЛ и прочих радикальных мизантропов, призванных раскалывать и атомизировать традиционные сообщества, подавить саму идею морального сопротивления разлагающимся элитам по образцу христианского движения позднеримского времени.

Однако своими антихристианскими манипуляциями и выстраиванием цифрового глобального ГУЛАГа западная элита, наоборот, только подталкивает здоровую консервативную часть общества к созданию такого морального Сопротивления. Хотя и здесь неминуемы попытки возглавить и манипулировать, радикализировать в антихристианском духе, как это было в новозеландском Крайстчерче («церковь Христа» — символичное имя города). Тем не менее, уничтожить консервативное большинство антихристианская западная элита не может, поскольку это ‑ опора экономики и государства, пусть даже сведенного к роли охранного цепного пса. Поэтому нужно подавить волю к мирному моральному сопротивлению, в том числе баснями о скорой роботизации и тотальной цифровизации, некоем «искусственном интеллекте», легко заменяющим единственно работающий естественный интеллект здоровой части общества. «Не верь, не бойся, не проси!» — это самый правильный ответ попыткам выстроить цифровой ГУЛАГ с радикально-либеральными надсмотрщиками.

Думаю, что настоящие закулисные лидеры западных элит достаточно умны, чтобы понимать всю химерическую бесплодность таких попыток внедрения трансгуманизма. Однако англосаксонский принцип «умри ты первым» ‑ делает неизбежным применение информационного оружия массового разложения для подавления, прежде всего, конкурирующих элит. Как ни странно, для России и народов нашей цивилизации возможное добровольное самоубийство прозападной части элит под воздействием тотальной информационной машины ‑ может обернуться очищающим душем, при условии полного понимания ситуации консервативным здоровым большинством и, соответственно, неучастия в этих радикальных играх.

Кстати, финальный скандал с «Голосом» именно эту ситуацию полного размежевания здорового общества с разложившейся элитой ускорил. «То ‑ бензин, а то дети!» Иллюзии общества, если у кого и были, что с прозападной элитой можно достичь компромисса на общей моральной основе ‑ развеяны одним дурацким амбициозным перформансом. (Типа — «мы здесь власть!»). Вся многолетняя работа Эрнста над примиряющими старыми песнями о главном ‑ коту под хвост. Водораздел пройден обеими сторонами ‑ и в разные стороны. Если бы это еще не перед самой Пасхой случилось, то не имело бы такого символического значения. Здоровую часть общества стошнило от соприкосновения с «элитарной» частью, а больным на всю голову уже ничего и никто не поможет.

Европейский выбор

Старая Европа, не говоря уже о «новой», повторю, участвует в глобальном преферансе в роли раздеваемого «болвана». Прежде всего, потому что была и остается средоточием производственного капитала и индустриальных технологий, лежавших в основе власти милитаристского крыла глобальной элиты. Ослабление и подчинение этого крыла означает кризис всей европейской элиты, общую деградацию политической структуры и культуры европейских наций.

Первым проявлением этой деградации в «слабом звене» старой Европы год назад было избрание французами «кота в мешке» Макрона и его антипартийного списка, что гарантировало дальнейший распад политической системы и демонтаж социальных гарантий в пользу глобальной финансовой олигархии. Далее за Францией последовала Италия, Голландия, Испания. Сегодня признаки деградации и дешевеющего популизма выходят на уровень общеевропейских институтов, разрушаемых извне Брекзитом и изнутри пролондонской финансовой олигархией. Как ни смешно, но моральное сопротивление полному разложению способны оказывать восточно-европейские народы и часть посткоммунистических элит, в том числе восточные земли Германии, откуда родом Меркель. В результате тот же Макрон, общий ставленник двух антитрамповских крыльев банкстеров, уже призвал исключить такие страны из Шенгена. Наверняка будут угрожать и финансовыми санкциями.

Так что сгоревший Нотр-Дам, а в еще большей степени радикально-деградантские проекты его «реставрации» является более чем зримым символом системного кризиса и разложения европейских элит. Кроме как с северо-востока спасать Европу опять некому. Но вот вопрос ‑ а надо ли спасать того, кто сам не хочет спастись? Этот вопрос в полной мере относится и к бывшему государству Украине. Украинский народ ‑ и братская, и небратская его части совершенно явно и недвусмысленно проявил волю к смерти этого политического образования, проголосовав за «укромакрона». Естественной реакцией России и здоровой части бывшей Украины является еще более жесткое размежевание с неизлечимо больным соседом, сохраняя при этом возможность для русских, православных украинцев спастись в индивидуальном порядке.

Что касается сугубо политической интриги, связанной с украинскими выборами без выбора, то быстрая деградация элит делает непредсказуемыми для рациональной логики формы проявления этих процессов. Тем не менее, общий прогноз тенденций и дальнейших фаз развития ситуации в целом подтверждается. Порошенко как лидер и кукловод нынешней Рады имеет все возможности сохранить контроль над нею и правительством до осенних выборов. Участие полугетьмана в предвыборном шоу вместе с комиком говорит о том, что были достигнуты закулисные договоренности о разделе сфер влияния и гарантиях сохранения в политике (и в бизнесе, что для Б/У — одно и тоже).

Скорее всего, судебное решение по возврату Приватбанка Бене ‑ это плата за компромисс со стороны Пети, как обычно за счет государства. Однако, контрольного пакета на Б/У нет ни у Пети, ни даже вместе с Беней. Компромиссное решение должны были утвердить все укроолигархи. Тогда вопрос: зачем им всем вдруг понадобился именно Зеленский, да еще на связи с Макроном? Все-таки нельзя не отдать должное еврейским политикам, способным в ситуации форс-мажора находить решения, выгодные или даже необходимые для потенциальных условных союзников.

Ключевым фактором просто для общего выживания укроолигархов, всех до единого ‑ сегодня является надвигающийся финансовый дефолт финансовых институтов Киева (сама Украина давно уже банкрот). Если избрать лидером кого-то из олигархов или подручных коррупционеров, у МВФ и европейских финансовых институтов будет хороший повод, чтобы затянуть не только процесс переговоров по рефинансированию долгов, но тем самым ‑ удавку на шее украинских «партнеров» с последующим полным и неспешным раздеванием до нитки. Единственный шанс для олигархов ‑ поставить Запад в ситуацию, когда отказ в помощи молодому прозападному «антиолигархическому» и «антикоррупционному» лидеру Украины будет выглядеть как удушение своими руками европейского выбора «молодой демократии». Тем более что с другой стороны уже обозначена угроза развала страны и ухода под крыло Путина по частям.

Вопрос ‑ почему Кремль в этой ситуации подыгрывает укроолигархам в их интриге против интересов западных партнеров ‑ скорее риторический. Во-первых, зачем помогать Западу взять Б/У под полный контроль? Развал Б/У на данном этапе тоже означает слишком большую нагрузку на бюджет и экономику России. Тем более что избрание комика теперь уже этот развал гарантирует, но нужно растянуть переходный период подольше.

via

Источник vizitnlo.ru


Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.