Чего ждать России от 13- го президента Ирана?

Spread the love

3

В Иране назвали победителя на президентских выборах :: Политика :: РБК

НЕЗЫГАРЬ

13-ые президентские выборы в Иране выиграл 60-летний клерик, бывший прокурор, судья и глава иранской юстиции Эбрахим Раиси.

Самый жесткий из всех жестких кандидатов.

Его победа стала абсолютно предсказуема ещё в мае, когда Совет Стражей (орган, обладающий по сути функциями Конституционного суда, возглавляемого аятоллой) дисквалифицировал всех политиков-тяжеловесов, кто мог бы составить ему конкуренцию. Из гонки был убран популярный экс-президент Махмуд Ахмадинежад, умеренный прагматик Али Лариджани и харизматичные (и умеренно молодые) генералы от КСИР.

Раиси стал первым в истории Ирана президентом, находящимся под санкциями США ещё до вступления в должность. Он попал в санкционные списки за то, что в качестве «четвёрки« судей участвовал в вынесении тысяч смертных приговоров оппонентам режима в 1988 и за участие в жестоком подавлении протестов 2009 и 2019 г.

Его победа на президентских выборах знаменует начало сложной драматической коллизии в отношениях с США и лично президентом Байденом, взявшем на своём посту четкий курс на «защиту прав человека». Сложно представить, как президент, находящийся под санкциями США по таким обвинениям, будет вести переговоры о возвращении в ядерную сделку. В некотором роде духовный лидер Ирана, лоббировавший Раиси, создал интересный прецедент.

Клерик Раиси представляет собой новый оформляющийся клан «мешхедовских» мулл. Прежние клерики в иранской политике представляли собой преимущественно выходцев из духовных семинарий Кума, где проповедовал и формировал ядро будущей Исламской революции имам Хомейни. Мешхед — это второй по величине город Ирана, место паломничества шиитских верующих с мавзолеем имама Резы —  и место рождения, центр силы, нынешнего духовного лидера Али Хаменеи.

Раиси является зятем высокоранжированного клерика Ахмада Аламольхода, сыгравшего в его стремительной карьере важную роль. Аламольхода — пятничный имам Мешхеда, личный представитель духовного лидера Хаменеи в провинции Хорасан и член Совета экспертов. Ему принадлежат несколько крылатых фраз, которые намекают на приоритет политики нового президента.

  1. «Иракский Хашд аш-Шаби, ливанская Хезболла, Йеменский Ансараллах, Исламский Джихад и Хамас в Палестине и Сирийский фронт отечества — все они являются частью Ирана».
  2. «Израиль может быть уничтожен за полчаса».
  3. «Ядерная сделка вредна для Ирана и нам нужно скорее выйти из СВПД».

Словом, не священнослужитель — а подарок для России. С таким курсом Москве не стоит опасаться возвращения Ирана на большой нефтяной рынок (если не случится иранского чуда в Вене).

Сам Раиси задолго до выборов сформулировал принцип своей будущей внешней политики: «наш приоритет — это наши ближайшие соседи». Собственно, то же самое, что сказал его свёкр, ближайший сподвижник Хаменеи, только более дипломатично.

Ирак, Сирия, Ливан, Йемен, Центральная Азия; роль медиатора и транзита между Китаем, Индией, Центральной Азией и выходом через Средиземное море в Европу (Сирия) — таковы, пожалуй, приоритеты внешнего курса только что избранного президента.

Чего же ждать России от 13-го президента Ирана?

Раиси не был замечен в какой-то пророссийской стратегии и не называл Россию приоритетом во внешней политике . Свой ключевой многодневный визит за несколько месяцев до избрания он совершил в Багдад, где готовил почву для будущего президентства и налаживал личные связи с премьер-министром и президентом — обозначив тем самым, что Ирак является для него #1 по внешнему периметру.

Самым дальновидным российским политиком в иранском контексте оказался глава Татарстана Рустам Минниханов. В апреле 2017, когда Раиси вступал в свою первую президентскую гонку (проигранную тогда Роухани), посол Ирана Мехди Санаи организовал  Минниханову визит в Мешхед и встречу там с Раиси. В 2018 Раиси был приглашён в Казань лично главой Татарстана как управляющий влиятельнейшего и богатейшего иранского фонда «Астан-э Кудс Резави» (и перспективный политик, добавим мы).

Дополнение. Иранские клерики-хардлайнеры относятся к России с настороженностью, к тому же, неизбежно прямое столкновение иранских и российских интересов в Сирии в будущем.

Но на антиамериканском фронте тактическое союзничество с Россией и Китаем выглядит для них перспективным. Возможно сближение Москвы и Тегерана в плане безопасности, обороны и обхода санкций.

Юлия Юзик

Источник vizitnlo.ru


Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.