Лобстеры умирают не от старости, а от истощения – могут ли они стать ключом к разгадке тайны бессмертия?

Spread the love

Считалось, что лобстеры давно изучены наукой. Тем не менее ученые обнаружили, что эти десятиногие ракообразные теоретически бессмертны, пишет The Big Think. Они не стареют, не теряют репродуктивной функции и аппетита, при этом всегда активны и полны энергии.

Именно конечность жизни делает ее столь прекрасной

Джонни Томпсон (Jonny Thomson)

  • С незапамятных времен люди мечтали о бессмертии и искали эликсиры вечной жизни.
  • Лобстеры и одна разновидность медуз дают нам некоторое представление о том, как может выглядеть бессмертие в природе.
  • В процессе эволюции мы с трудом раскрываем секреты долголетия, а философия учит нас, что именно конечность жизни делает ее особенно ценной.

Одним из старейших сохранившихся литературных произведений в мире является «Эпос о Гильгамеше». В этом древнем произведении – со всеми его мифическими говорящими животными и героическими сражениями – довольно легко потеряться, однако в его центре оказалась одна из наиболее фундаментальных и универсальных идей всех времен, а именно поиски бессмертия. Суть «Эпоса» сводится к тому, что Гильгамеш хотел жить вечно.

От поэзии древней Месопотамии до «Индианы Джонса и Последнего крестового похода», от золотых яблок до философского камня, люди всегда и везде стремились раскрыть секрет вечной жизни.

И, возможно, секрет бессмертия не так неуловим, как мы думаем. Вместо того чтобы искать священные реликвии или обращаться к научной фантастике, нам, вероятно, следует переключить внимание на животный мир, чтобы понять, как природа отвечает на этот древнейший вопрос.

Бессмертные ракообразные

Если вы когда-нибудь окажетесь в ресторане Red Lobster или соберетесь съесть ролл с лобстером, остановитесь на минутку и подумайте о том, что вы, возможно, едите ключ к вечной молодости. Чтобы понять почему, нам необходимо разобраться, как протекает процесс старения.

По мере старения вы уже не можете не замечать, что ваше тело все чаще начинает скрипеть и хрустеть, что выполнение даже простых задач требует все больше усилий и что шутки о похмелье уже не вызывают у вас веселый смех. Наши тела созданы таким образом, что со временем они начинают слабеть и изнашиваться. И это изнашивание, то есть физиологическое старение, происходит на клеточном уровне. В какой-то момент клетки нашего организма перестают делиться, однако они остаются в нашем теле, живые и активные. Нам необходимо, чтобы клетки делились, потому что так мы растем и восстанавливаемся после травм и болезней. К примеру, если вы обрезались или поработали на силовых тренажерах в спортзале, именно механизм деления клеток помогает вам замещать поврежденные ткани и восстанавливаться после полученного ущерба. Но со временем клетки перестают делиться. Они продолжают функционировать, делая для нас все, что в их силах, однако – как и люди в целом – клетки начинают работать медленнее и чаще допускать ошибки. В результате мы стареем.

А вот с лобстерами этого не происходит. В условиях обычного процесса клеточного деления «щиты» на концах наших хромосом, называемые теломерами, становятся немного меньше, и после каждого последующего клеточного деления они защищают нашу ДНК немного слабее. Когда этот процесс достигает определенной точки, клетка вступает в фазу физиологического старения и перестает делиться. Она не самоуничтожается, а просто продолжает существовать, как есть. Между тем у лобстеров или, как их еще называют, омаров есть особый фермент, называемый теломеразой, который помогает теломерам клеток оставаться такими же длинными и безупречными, какими они были всегда. Клетки омаров никогда не вступают в фазу физиологического старения.

Однако эволюция одной рукой дает, а другой забирает. Скелет ракообразных находится снаружи, и наличие постоянно растущего тела означает, что они рано или поздно неизбежно перерастают свой экзоскелет. Из-за этого им приходится постоянно сбрасывать свои старые оболочки и отращивать новые. Это, конечно, требует огромного расхода энергии, и когда лобстер достигает определенного размера, он уже просто не в состоянии потреблять достаточно калорий, чтобы отрастить новый панцирь размером с добрый особняк. То есть лобстеры умирают не от старости, а от истощения (а также от болезней и от рук рыбаков Новой Англии).

Медуза, которая поворачивает жизненный цикл вспять

Хотя лобстеры пока не сумели достичь бессмертия, нам все же есть чему у них поучиться.

Но есть еще одно животное, которое добилось более заметных успехов, чем лобстеры, и оно стало единственным существом, которое ученые признали действительно бессмертным. Это медузы вида Turritopsis dohrnii. Это крошечные существа – самая большая такая медуза достигает размера мухи, – но они блестяще освоили один интересный трюк: они способны разворачивать свой жизненный цикл вспять.

Все начинается с оплодотворенной яйцеклетки, которая прикрепляется на какую-нибудь поверхность и начинает расти. На этом этапе они вытягиваются и начинают выглядеть как любая другая медуза. В конце концов они отделяются от этой поверхности и становятся зрелыми, полностью развитыми медузами, готовыми к размножению. Вроде, все как обычно.

Но медузы Turritopsis dohrnii умеют делать нечто удивительное. Когда обстановка становится неблагоприятной – например, возникает дефицит пищи или окружающая среда становится слишком агрессивной, – эти медузы могут вернуться на одну из первых стадий своего жизненного цикла. Как если бы лягушка снова превратилась в головастика, или муха снова стала личинкой. Как если бы взрослый человек внезапно сказал: «Хватит с меня этой работы, ипотеки, стресса и тревог. Я собираюсь снова превратиться в младенца». Или как если бы старик решил снова стать зародышем – чтобы прожить еще одну жизнь.

Разумеется, эта крошечная медуза размером с ноготь мизинца бессмертна не совсем в том смысле, который мы вкладываем в это понятие. Ее можно раздавить и съесть, как и любое другое живое существо. Но ее способность возвращаться на более ранние стадии своего жизненного цикла позволяет ей лучше приспосабливаться к определенным изменениям окружающей среды, а значит, теоретически она может жить вечно.

Почему мы хотим жить вечно?

Хотя поиски секретов вечной жизни стары, как само человечество, примеры бессмертия крайне трудно найти даже в столь разнообразном животном мире. По правде говоря, эволюции все равно, сколько лет мы проживем, если мы сумеем прожить достаточно долго, чтобы передать свои гены потомству и обеспечить нашим детям базовый уход. Все остальное не имеет особого значения, и эволюция на самом деле не заботится о ненужном долголетии.

Однако гораздо более философский вопрос заключается в том, зачем мы хотим жить вечно? Все мы испытываем тягу к жизни, и все мы – по крайней мере на определенном этапе жизни – боимся умереть. Мы не хотим оставлять наших близких, мы хотим завершить начатые проекты, и все мы предпочитаем известную нам жизнь, а вовсе не неизведанное загробное существование. Но у смерти есть своя цель. Как утверждал немецкий философ Мартин Хайдеггер, смерть придает жизни смысл.

Если у путешествия будет конец, оно приобретет ценность. Стоит сказать, что играть в игру весело только потому, что она не длится вечно, любая пьеса обязательно должна завершиться, а слово приобретает смысл только на своей последней букве. Философия и религия учили нас на протяжении долгих веков: memento mori, или «помни о смерти».

Именно конечность делает жизнь столь прекрасной. Вот почему лобстеры и крошечные медузы кажутся такими унылыми.

Оригинал earth-chronicles.ru


Spread the love